Тюрьма - специальный проект
Загрузить Adobe Flash Player
 









Рейтинг@Mail.ru

Заключение Конституционного Суда Республики Беларусь от 28 ноября 2001 г. №З-132/2001 "О соответствии Конституции положений пунктов 20 и 21 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10 апреля 1992 г. N 1 "О судебной практике по делам о взяточничестве"

Архив
        ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
                   28 ноября 2001 г. № З-132/2001

О СООТВЕТСТВИИ КОНСТИТУЦИИ ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТОВ 20 И 21
ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
ОТ 10 АПРЕЛЯ 1992 г. № 1 "О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О
ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ"

     Конституционный    Суд    Республики    Беларусь    в   составе
председательствующего    -    Председателя   Конституционного   Суда
Василевича  Г.А.,  заместителя  Председателя  Марыскина А.В.,  судей
Бойко  Т.С.,  Воробья  Г.А.,  Кеник  К.И., Подгруши В.В., Саркисовой
Э.А., Тиковенко А.Г., Филипчик Р.И., Шишко Г.Б., Шуклина В.З.
     с участием представителей:
     Совета Министров Республики Беларусь - Романовича И.П.;
     Верховного Суда Республики Беларусь - Минца И.Н.
     рассмотрел  в  открытом судебном заседании дело "О соответствии
Конституции   положений  пунктов  20  и  21  постановления   Пленума
Верховного  Суда  Республики  Беларусь  от  10 апреля 1992 г. № 1 "О
судебной практике по делам о взяточничестве".
     В  судебном заседании приняли участие: Миклашевич П.П. - первый
заместитель   Председателя  Верховного  Суда  Республики   Беларусь,
Ивановский  А.В.  -  заместитель  Генерального  прокурора Республики
Беларусь,   Петраш  А.С.  -  первый  заместитель  Министра   юстиции
Республики Беларусь.
     Производство  по  делу  возбуждено  Конституционным  Судом   17
октября  2001 г. по предложению Совета Министров Республики Беларусь
на  основании  статьи  116  Конституции,  статей 5, 6 и 11 Закона "О
Конституционном Суде Республики Беларусь", статей 43 и 48 Регламента
Конституционного Суда Республики Беларусь.
     В  соответствии  с  частью  четвертой  статьи  116  Конституции
Республики  Беларусь Конституционный Суд по предложениям указанных в
данной    статье    органов    дает,   в  частности,  заключения   о
конституционности актов Верховного Суда Республики Беларусь.
     Проверке  подлежали  положения  пунктов  20  и 21 постановления
Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10 апреля 1992 г. № 1
"О судебной практике по делам о взяточничестве" (с изменениями от 18
января 1993 г., 18 декабря 1997 г. и 29 марта 2001 г.).
     Согласно  пункту  20  данного  постановления  "освобождение  от
уголовной  ответственности  по  мотивам  вымогательства  взятки  или
добровольного  заявления  о  даче  взятки  (примечание  к  ст.431 УК
Республики  Беларусь)  не  исключает преступного характера действий,
совершенных  ранее  взяткодателем.  Поэтому  в  таких  случаях он не
признается потерпевшим от преступления. В силу этого деньги и другие
ценности,  явившиеся  предметом  взятки,  подлежат обращению в доход
государства".
     В  соответствии  с пунктом 21 указанного постановления "изъятые
деньги  и  другие ценности, являющиеся предметом взятки и признанные
вещественными    доказательствами,    подлежат  обращению  в   доход
государства  на  основании  ст.98 УПК. Если  деньги и иные ценности,
переданные  в  виде  взятки, не были обнаружены, денежный эквивалент
неосновательно  приобретенной  выгоды  с  подсудимого взыскивается в
доход  государства.  Деньги  и иные ценности, если они ошибочно были
возвращены  взяткодателю,  могут  быть  взысканы  с  него  в   доход
государства    по    иску    прокурора    в   порядке   гражданского
судопроизводства".
     В  предложении Совета Министров, внесенном в связи с обращением
Министра    внутренних    дел,    поставлен    вопрос   о   проверке
конституционности  положений  данных  пунктов  постановления Пленума
Верховного  Суда  от  10  апреля  1992  г. № 1. По мнению инициатора
предложения,    они    не    основаны    на   нормах  уголовного   и
уголовно-процессуального    законодательства,   ставят  в   неравное
положение   лиц,  давших  взятку,  но  подлежащих  освобождению   от
уголовной  ответственности в соответствии с примечанием к статье 431
Уголовного  кодекса  Республики Беларусь (в дальнейшем - УК), и лиц,
совершивших  другие  преступления,  также подлежащих освобождению от
уголовной  ответственности  в  связи  с  их  деятельным  раскаянием.
Обращение  в  доход  государства  предмета взятки, принадлежащего на
праве    собственности    лицу,   давшему  взятку,  но   подлежащему
освобождению  от  уголовной  ответственности в связи с имевшим место
вымогательством взятки либо добровольным заявлением виновного о даче
взятки, по мнению Совета Министров, не способствует раскрытию такого
опасного преступления, как получение взятки.
     Заслушав    судью-докладчика  Саркисову  Э.А.,   представителей
сторон,  эксперта Лукашова А.И. - докторанта Академии МВД Республики
Беларусь,  кандидата  юридических  наук,  доцента,   проанализировав
положения    Конституции,   Уголовного  и   Уголовно-процессуального
кодексов  Республики Беларусь, постановления Пленума Верховного Суда
от  10  апреля  1992  г.  №  1  "О  судебной  практике  по  делам  о
взяточничестве",  следственную  и  судебную  практику,  а также иные
материалы дела, Конституционный Суд установил следующее.
     Согласно  примечанию  к  статье  431  УК  лицо,  давшее взятку,
освобождается  от  уголовной  ответственности,  если в отношении его
имело  место  вымогательство  взятки  либо  если это лицо после дачи
взятки добровольно заявило о содеянном.
     В    части   шестой  статьи  61  УК  предусмотрено   применение
специальной    конфискации,    которая   состоит  в   принудительном
безвозмездном  изъятии  в собственность государства орудий и средств
совершения  преступления,  принадлежащих осужденному; вещей, изъятых
из  оборота;  имущества,  приобретенного  преступным  путем, а также
предметов, которые непосредственно связаны с преступлением, если они
не подлежат возврату потерпевшему или иному лицу.
     Вопросы  конфискации регулируются также уголовно-процессуальным
законодательством.    В    частности,    согласно    статье       98
Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (в дальнейшем -
УПК)  в  приговоре,  определении  или  постановлении  о  прекращении
производства   по  уголовному  делу  должен  быть  решен  вопрос   о
вещественных  доказательствах.  При  этом:  1)  орудия преступления,
принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации или уничтожаются; 2)
предметы,    запрещенные  к  обращению,  подлежат  конфискации   или
уничтожаются;  3)  предметы, не представляющие ценности и не могущие
быть  использованными,  подлежат уничтожению, а в случае ходатайства
заинтересованных  лиц или учреждений могут быть выданы им; 4) деньги
и  иные  ценности,  добытые  преступным  путем,  по  приговору  суда
подлежат  обращению  на  возмещение  вреда  от  преступления,  а при
неизвестности  лица, понесшего вред, обращаются в доход государства.
Другие  вещественные  доказательства выдаются законным владельцам, а
при  неустановлении последних переходят в собственность государства.
В случае спора об их принадлежности он подлежит разрешению в порядке
гражданского    судопроизводства;    5)    документы,     являющиеся
вещественными  доказательствами,  остаются  при  уголовном  деле   в
течение  всего  срока  его хранения либо передаются заинтересованным
лицам или учреждениям.
     Сопоставляя проверяемые пункты постановления Пленума Верховного
Суда от 10 апреля 1992 г. № 1 с приведенными выше нормами уголовного
и  уголовно-процессуального  законодательства,  Конституционный  Суд
отмечает,  что в пункте 21 указанного постановления содержится общее
правило,  определяющее  судьбу  предмета  взятки  как  вещественного
доказательства.    Оно    распространяется    на  лиц,   совершивших
преступление в виде как получения взятки, так и дачи взятки.
     Формулируя  в данном пункте положение о том, что изъятые деньги
и   другие  ценности,  являющиеся  предметом  взятки  и   признанные
вещественными    доказательствами,    подлежат  обращению  в   доход
государства,  Пленум  Верховного  Суда основывался на статье 98 УПК.
Однако  согласно  пункту  4  данной  статьи  деньги и иные ценности,
добытые  преступным  путем,  по приговору суда подлежат обращению на
возмещение вреда от преступления. В доход государства они обращаются
лишь  в  случае  неизвестности  лица,  понесшего  вред. В этой связи
Конституционный  Суд  отмечает, что ссылка в пункте 21 постановления
Пленума Верховного Суда от 10 апреля 1992 г. № 1 только на статью 98
УПК  недостаточна,  поскольку из нее прямо не вытекает необходимость
обращения  во  всех  случаях в доход государства предмета взятки как
вещественного доказательства.
     Вместе  с  тем  Конституционный  Суд отмечает несогласованность
положений  пункта  4  статьи  98  УПК  и  части шестой статьи 61 УК,
согласно которой имущество, приобретенное преступным путем, подлежит
принудительному  безвозмездному изъятию в собственность государства.
Поэтому  Конституционный Суд приходит к выводу, что положение пункта
21  постановления  Пленума Верховного Суда от 10 апреля 1992 г. № 1,
хотя прямо и не вытекает из статьи 98 УПК, на которую сделана ссылка
в указанном пункте, но по своей сути не противоречит закону в целом,
поскольку  частью  шестой  статьи 61 УК установлено общее правило об
обращении  в  доход государства имущества, приобретенного преступным
путем.  Таким  имуществом,  в  частности,  являются  деньги  и  иные
ценности,    переданные  взяткополучателю,  который  осуждается   по
приговору суда.
     Пленум  Верховного  Суда  в  пункте 20 указанного постановления
сформулировал   специальное  положение,  касающееся  лица,   давшего
взятку,  но  освобожденного  от уголовной ответственности вследствие
того,  что  в отношении этого лица имело место вымогательство взятки
либо оно после дачи взятки добровольно заявило о содеянном.
     В  соответствии  с  примечанием  к  статье  431 УК лицо, давшее
взятку, подлежит освобождению от уголовной ответственности:
     1) когда  в  отношении  этого  лица  имело место вымогательство
взятки;
     2) в  случае  деятельного  раскаяния,  то есть когда лицо после
дачи взятки добровольно заявило о содеянном.
     Анализируя    первое    основание  освобождения  от   уголовной
ответственности  лица, давшего взятку, Конституционный Суд отмечает,
что    вымогательство  взятки  означает  требование,   предъявляемое
должностным  лицом,  сопровождаемое  угрозой  совершения   действий,
которые  могут причинить ущерб законным интересам гражданина или его
близким,  либо  поставление  его  в  такие  условия,  при которых он
вынужден  дать взятку в целях предотвращения вредных последствий для
правоохраняемых интересов.
     Вследствие  вымогательства  взятки лицо может оказаться в таком
состоянии,   когда  оно  вынуждено,  жертвуя  своими   материальными
благами,  согласиться  на  дачу взятки в целях защиты более значимых
для  него  интересов.  Такое  состояние может в определенных случаях
рассматриваться как крайняя необходимость, которая в соответствии со
статьей  36  УК  исключает  преступность совершенного деяния. В этих
случаях  указанное  лицо  не  должно  считаться  лицом,  совершившим
преступление,  а  поэтому на него не могут распространяться правовые
последствия  содеянного в виде конфискации денег или иных ценностей,
переданных  в  качестве  взятки  должностному лицу. В силу этого оно
вправе претендовать на возврат предмета взятки.
     Конституционный  Суд  отмечает,  что  судебная  практика должна
основываться на указанных положениях уголовного законодательства.
     Рассматривая    второе  основание  освобождения  от   уголовной
ответственности  лица,  давшего взятку, Конституционный Суд отмечает
следующее.
     Согласно  части  первой  статьи 88 УК лицо, впервые совершившее
преступление,  не  представляющее  большой  общественной  опасности,
может  быть освобождено от уголовной ответственности, если оно после
совершения  преступления  добровольно  явилось  с  повинной, активно
способствовало  раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб
или  иным  образом  загладило  нанесенный  преступлением вред. Такие
действия  виновного  в  совершении  преступления  лица  образуют   в
совокупности  деятельное  раскаяние,  наличие которого может служить
основанием    его  освобождения  от  уголовной  ответственности   за
преступление,  не  представляющее  большой  общественной  опасности.
Частью  второй  данной  статьи  предусматривается  освобождение   от
уголовной  ответственности  лица,  совершившего  преступление   иной
категории,  только  в  случаях,  специально  предусмотренных статьей
Особенной части УК, но при наличии условий, указанных в части первой
статьи   88  УК,  то  есть  при  совершении  преступления   впервые,
добровольной    явке  лица  с  повинной,  активном   способствовании
раскрытию    преступления,   возмещении  ущерба  или  иным   образом
заглаживании нанесенного преступлением вреда.
     В  этой  связи  Конституционный Суд отмечает, что поскольку при
даче  взятки  не  причиняется  материальный  ущерб,  который следует
возместить,    и    не    наносится  фактический  вред,   подлежащий
заглаживанию,  уголовный  закон  позволяет  освободить  лицо, давшее
взятку,  от  уголовной  ответственности  лишь  при  его добровольном
заявлении  о  содеянном, что предполагает и активное способствование
этим лицом раскрытию преступления.
     Однако  деятельное раскаяние виновного не исключает преступного
характера  совершенного деяния в виде дачи взятки и вследствие этого
взяткодатель  не  может  быть  признан  потерпевшим от преступления,
которому  причиняется  материальный  ущерб.  В  данном  случае  лицо
добровольно  передает  деньги  либо  иные ценности взяткополучателю.
Поскольку ни уголовным, ни уголовно-процессуальным законодательством
не  предусматриваются особенности определения судьбы предмета взятки
при  добровольном заявлении о ее даче, этот вопрос должен решаться в
соответствии с общими правилами, установленными частью шестой статьи
61 УК.
     На  основании изложенного Конституционный Суд считает положение
пункта 20 постановления Пленума Верховного Суда от 10 апреля 1992 г.
№  1,  определяющее судьбу предмета взятки в отношении лица, давшего
взятку,  но  добровольно  заявившего  о  содеянном, либо в отношении
которого  имело место вымогательство взятки при отсутствии состояния
крайней необходимости, соответствующим закону.
     Вместе  с  тем Конституционный Суд не исключает и иных подходов
законодателя  к  решению  вопроса  относительно  предмета взятки при
деятельном раскаянии лица, давшего взятку, имея в виду следующее.
     В  статье  22  Конституции  провозглашен принцип равенства всех
перед  законом.  Данный  принцип  не  исключает  права  законодателя
устанавливать  особенности,  касающиеся  ответственности   отдельных
категорий    лиц.    Законодателю    также    предоставлено    право
предусматривать    нормы  как  смягчающие  ответственность,  так   и
освобождающие  виновных  от  уголовной  ответственности по различным
основаниям.
     В  числе  оснований  освобождения  от уголовной ответственности
законом    предусматривается   деятельное  раскаяние,   используемое
законодателем  прежде  всего  как  средство, стимулирующее раскрытие
преступлений и изобличение виновных в их совершении.
     Такой подход законодателя основывается на требованиях статьи 59
Конституции,  согласно  которой  государство  обязано  принимать все
доступные  ему  меры  для  создания  внутреннего  и   международного
порядка,  необходимого  для  полного  осуществления  прав  и  свобод
граждан Республики Беларусь. Посредством законодательного расширения
сферы    применения    деятельного  раскаяния  государство   создает
оптимальные условия для раскрытия преступлений, изобличения виновных
в  их  совершении.  Одним  из  частных случаев применения указанного
института  является норма примечания к статье 431 УК, в соответствии
с    которой   лицо,  давшее  взятку,  освобождается  от   уголовной
ответственности,  если  оно  после дачи взятки добровольно заявило о
содеянном.
     Признавая обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь
высшей  целью  государства,  Конституция в статье 23 предусматривает
возможность  ограничения  прав  и  свобод личности только в случаях,
предусмотренных  законом,  в  интересах  национальной  безопасности,
общественного  порядка,  защиты  нравственности, здоровья населения,
прав и свобод других лиц.
     Конституционный  Суд принимает во внимание также общепризнанные
в  международном  праве  положения,  согласно которым степень любого
ограничения  права  должна  быть  строго соразмерной потребности или
высшему интересу, ради которых вводится данное ограничение.
     Как    показывает   практика,  изъятие  и  обращение  в   доход
государства  денег  или  иных  ценностей, ранее принадлежавших лицу,
давшему    взятку,    но   подлежащему  освобождению  от   уголовной
ответственности  в связи с его деятельным раскаянием, не стимулируют
лиц,  давших  взятку,  на  добровольное  заявление  о  содеянном   и
вследствие    этого    не   способствуют  раскрытию  более   опасных
преступлений в виде получения взятки.
     По    мнению  Конституционного  Суда,  более  мягкого   подхода
заслуживают  лица,  в  отношении  которых имеет место вымогательство
взятки.
     С    учетом   изложенного  Конституционный  Суд  не   исключает
возможности  введения  в  законодательство  такой  нормы, которая бы
позволяла  суду  в  отдельных случаях, на основе всесторонней оценки
конкретных  обстоятельств  дела,  наряду  с  изъятием денег или иных
ценностей,  полученных  должностным  лицом в качестве взятки, решать
вопрос  об  их  возврате  взяткодателю,  подлежащему освобождению от
уголовной ответственности на основании примечания к статье 431 УК, и
прежде  всего если в отношении этого лица имело место вымогательство
взятки.
     Конституционный  Суд,  руководствуясь  статьей  11  Закона   "О
Конституционном  Суде  Республики  Беларусь", также отмечает, что на
практике  имеют  место  случаи, когда обращаются в доход государства
деньги  или иные ценности, принадлежащие лицам, которые заранее, еще
до    их    передачи    взяткополучателю,   добровольно   уведомляют
правоохранительные  органы  о  вымогательстве  у  них взятки и затем
участвуют   в  проведении  оперативных  действий,  выполняемых   под
контролем этих органов в целях изобличения взяткополучателей.
     Конституционный    Суд   считает  такую  практику   незаконной.
Указанные    лица   не  совершают  преступления,  и  в  силу   этого
принадлежащие  им  и  используемые  в  указанных целях деньги и иные
ценности подлежат возврату их владельцам.
     В  этой  связи Конституционный Суд также отмечает, что развитие
судебной практики было бы обеспечено в нужном направлении, если бы в
постановлении  Пленума  Верховного  Суда  от  10  апреля 1992 г. № 1
наряду  с  общим  указанием  об изъятии в доход государства предмета
взятки  содержалось и указание на недопустимость конфискации денег и
иных ценностей, передаваемых в ходе оперативно-розыскных действий.
     На    основании   изложенного  и  руководствуясь  статьей   116
Конституции,  статьями  5,  6,  9,  11,  34,  38,  40 и 43 Закона "О
Конституционном  Суде  Республики  Беларусь",  Конституционный   Суд
решил:
     1. Признать  пункты  20  и  21 постановления Пленума Верховного
Суда  Республики  Беларусь  от  10  апреля  1992  г. № 1 "О судебной
практике  по  делам  о  взяточничестве"  в  части содержащихся в них
разъяснений  соответствующими  нормам  Уголовного кодекса Республики
Беларусь.
     Отметить,  что  обращение  в  доход  государства  денег  и иных
ценностей,  переданных в качестве взятки лицом, в отношении которого
имело  место  вымогательство  взятки,  не должно распространяться на
оказавшихся  в состоянии крайней необходимости лиц, вынужденных дать
взятку.
     2. Отметить  незаконность  практики,  в  соответствии с которой
обращаются в доход государства деньги и иные ценности, принадлежащие
лицам,    которые   до  их  передачи  взяткополучателю   добровольно
уведомляют правоохранительные органы о вымогательстве у них взятки и
затем  участвуют  в проведении оперативных действий, выполняемых под
контролем этих органов в целях изобличения взяткополучателей.
     Указанные  лица  не  совершают  преступления,  и  в  силу этого
принадлежащие  им  и  используемые  в  указанных целях деньги и иные
ценности подлежат возврату их владельцам.
     3. Предложить    Национальному  собранию  Республики   Беларусь
устранить        несогласованность      положений    статьи       98
Уголовно-процессуального  кодекса  Республики  Беларусь  и статьи 61
Уголовного  кодекса  Республики  Беларусь  относительно денег и иных
ценностей,  полученных преступным путем, имея в виду также и то, что
не  исключается  возможность  введения  в  законодательство   нормы,
позволяющей  суду  в  определенных  случаях решать вопрос о возврате
предмета  взятки взяткодателю, подлежащему освобождению от уголовной
ответственности  на  основании  примечания  к  статье 431 Уголовного
кодекса Республики Беларусь.
     4. Опубликовать  настоящее  Заключение  в  срок,  установленный
законодательством,  в  "Народнай  газеце"  и  "Звяздзе",  а  также в
Национальном  реестре  правовых актов Республики Беларусь и "Веснiку
Канстытуцыйнага Суда Рэспублiкi Беларусь".
     5. Настоящее  Заключение вступает в силу со дня провозглашения,
является окончательным, обжалованию и опротестованию не подлежит.

Председательствующий -
Председатель Конституционного Суда
Республики Беларусь                                    Г.А.ВАСИЛЕВИЧ


<<<< >>>>

« ZoneBY.net